Право на зрение

18 февраля 1999 года в Женеве стартовала международная программа «Ликвидация устранимой слепоты в мире. Зрение (видение – Whatching) 20/20», рассчитанная на срок до 2020 года. Здесь имеет место не просто случайная игра цифр: в англоязычных странах так обозначается офтальмологами нормальное зрение, точно так же, как у нас 1/1. Символическим призывом Программы стал слоган «Право на зрение». Данное начинание – первая в мировом масштабе попытка осуществить не только статистический учет всех диагностированных случаев утраты зрения в силу ряда четко определенных причин. Это еще и всесторонний анализ сложнейшей медико-социальной проблемы современности, определение путей ее разрешения в глобальном масштабе. Право на качественное зрение – это не просто великое счастье или великая боль отдельного человека или, скажем, неотъемлемое составляющее общего состояния его здоровья или нездоровья. Сама возможность быть здоровым должна стать прерогативой народов и наций наряду с другими элементарными правами, которыми в идеале должен обладать любой представитель социума независимо от того, беден он или богат, занимает ли привилегированное положение или вовсе никому не известен. Давно уже стало ясно, что ситуацию не разрешить силами одной или двух-трех стран. Инициатива Всемирной организации здравоохранения и ООН, которую поддержали 65 государств мира, набирает обороты и в наши дни, — спустя 13 лет после принятия первых шагов. Так во что вылилось это глобальное начинание и принесло ли оно конкретные плоды ? И каковы грани одной из самых тревожных проблем нашего времени?

Объединение стран, служащее для решения общей задачи – явление не новое. Другое дело, что цели такого объединения редко носят действительно гуманистический характер. Когда – 13 лет назад – в Пекине прошло заседание VI Генеральной ассамблеи Международного агентства профилактики слепоты, ВОЗ и ряда неправительственных организаций – никто, вероятно, и не предполагал, что инициатива получит вдруг настолько серьезное звучание. Тем более что нашлись средства, которые удалось получить из заинтересованных фондов и добровольных пожертвований.

Между людьми с нормальным зрением и слабовидящими всегда была неимоверная пропасть; утрата зрения – а об этом стараются не вспоминать, пока все в порядке, — кажется той бедой, которая минует кого-то (меня, тебя, его) лично, и обрушится на голову другого. Постороннего. А что касается толерантности, понимания и помощи, то в СНГ, например, о них слышали, но никогда не видели. Впрочем, удивляться тут нечему.

Второй четверг октября каждого года, начиная с 2000 г., является широко известной памятной датой, — Всемирным днем зрения. Этот день является важнейшим пропагандистским мероприятием инициативы «Видение 20/20». Внешне эта дата напоминает нечто, касающегося лишь специалистов-офтальмологов и их пациентов. Но, к сожалению, в большинстве стран мира, за исключением, пожалуй, лишь стран развитых, проблема низкокачественного зрения и слепоты в наши дни стала настолько актуальна, что решать ее пора с применением всех доступных методов и средств уже на государственном уровне, а не в тиши безымянного глазного кабинета. Октябрьский День зрения имеет и более узкую задачу. Это – привлечение внимания общественности к кругу вопросов, связанных с темой предотвратимой слепоты, то есть организация борьбы с теми патологическими состояниями глаза и зрения, которые без адекватного лечения (а то и при полном его отсутствии !) уверенно приводят к значительной, если не полной, потери зрения.

Согласно статистике Всемирной организации здравоохранения в мире насчитывается около 39 млн. слепых и 127 млн. слабовидящих людей. Еще 155 млн. имеют нарушения зрения, вызванные неправильным применением средств коррекции (очков, МКЛ) либо их полным отсутствием. Да, даже знакомые каждому третьему аномалии рефракции (близорукость, дальнозоркость, астигматизм, пресбиопия) без должного лечения прогрессируют годы. Зрение портится как при отсутствии средств коррекции, так и при неправильном применении вопреки назначениям офтальмолога. И все это притом, что три четверти случаев катастрофической потери зрения и слепоты можно было бы избежать. Подсчитано, что к 2020 году количество незрячих возрастет до 75 млн. человек. Здесь и начинаются основные трудности, хотя ВОЗ всеми мерами поощряет национальные инициативы по борьбе с болезнями органа зрения в рамках государств-членов Организации здравоохранения. Несмотря на существующие тенденции к всемирной интеграции, устойчивому сближению многих стран остается обширное поле, где практически недоступна не только офтальмологическая, но и любая другая профильная медицинская помощь. В той же Африке, в Юго-восточной Азии, в Южной Америке находятся те самые страны третьего мира, многие из которых демонстрируют не просто отставание в теории и практике здравоохранения, а, скорее, полное отсутствие централизованной системы охраны здоровья. В финансовом же смысле любая помощь там является практически недоступной для 80 – 90 % населения. Чем-то могут помочь специалисты-волонтеры, изъявившие желание облегчить подобную ситуацию, но в основном их усилия, несмотря на целевые программы ВОЗ и региональных властей, раз за разом терпят фиаско в силу своих ограниченных возможностей. Ни ООН, ни неправительственные организации, ни поощрение движения волонтеров не в силах оформить даже статистику заболеваемости, которая во многих регионах планеты является по сути тайной за семью печатями. Кроме того, дело осложняется национальными традициями подопечных стран, среди которых не последнее место занимает третирование женского населения (т.н. гендерный фактор), представительницы которого просто не могут попасть на прием к офтальмологу в силу разнообразных вековых запретов. Что касается детского населения, то ситуация с заболеваемостью здесь начала проясняться только 5 – 6 лет назад, когда ВОЗ совместно с международным фондом Лайонс Клабз Интернешнл смогла провести осмотры более чем 100 млн. детей из развивающихся стран. К слову сказать, именно в этих странах проживает 87 % людей с болезнями глаз и рефракционными аномалиями высокой степени, — всем тем, что ведет к предотвратимой слепоте, которую по сей день не удается предотвратить. Развитые страны демонстрируют лишь 13 % таких случаев, но там есть свои не менее серьезные проблемы. Среди них стоит назвать сенильный фактор риска, определяющийся возрастающей продолжительностью жизни и возникновением тех патологий, которые могут быть отнесены к болезням пожилого и старческого возраста. В странах третьего мира и СНГ люди просто сравнительно редко доживают до тех лет, когда актуальными становятся подобные вещи. Здесь уместно назвать тот факт, что большинство зрительных расстройств и заболеваний получают развитие в возрасте 50 (чуть более или менее) лет. Эта возрастная группа составляет только 19 % от общего населения земного шара. Причем риску заболеть подвержены в большей мере женщины, чем мужчины, — об этом уверенно говорят статистические данные.

Значительную опасность представляет утрата зрения в детском возрасте. На сегодняшний день около 1,5 млн. детей в возрасте до 15 лет навсегда останутся незрячими. Около 12 млн. детей той же возрастной категории остро нуждаются в правильной и своевременной оптической коррекции аномалий рефракции – важнейшем лечебном средстве приостановки прогрессии данной группы расстройств.

Но как определяется само понятие слепоты ? Какая может быть классификация, раскрывающая это понятие ? И, наконец, какие причины предотвратимой по идее слепоты лишают людей такой ценности, как качественное зрение ? Само понятие «слепота» означает неспособность видеть. Выделяют четыре уровня остроты зрения: нормальное, умеренно нарушенное, тяжело нарушенное, и, наконец, утраченное полностью.

Среди причин предотвратимой потери зрения первое в мире место до сих пор занимает катаракта (помутнение хрусталика, препятствующее нормальному прохождению света к сетчатке). Затем следуют некорригированные рефракционные аномалии (близорукость, дальнозоркость, астигматизм). Потом – глаукома, получающая развитие преимущественно в старшем возрасте. Далее в этом печальном списке следуют дегенеративные изменения сетчатки глаза. Среди иных важных причин на первый план выступают различные виды помутнения роговицы, диабетическая ретинопатия, запущенная трахома, часто встречающаяся в беднейших регионах мира, а также онхоцеркоз (паразитарное поражение глаз, встречающееся в тропической Америке и Африке). Некоторые из этих причин послужили мотивом для создания и реализации специальных «узконаправленных» программ, выполнение которых продолжается в разных странах, начиная примерно с семидесятых годов ушедшего века. Очень показательным является то, что именно за указанный период из ведущих причин слепоты были исключены инфекционные заболевания. Связано это с усвоением элементарных требований санитарии и гигиены даже в самых глухих уголках мира. Снизилось также количество проблем, связанных с недостатком витамина А – важнейшего агента, определяющего нормальную работу сетчатки глаза. Скорее всего, в самое ближайшее время будет снижена заболеваемость трахомой, — этой проблеме специально посвящены разделы программы «Видение 20/20».

Современный мир – невероятно сложная, во многом противоречивая среда. Предсказать успех того или иного начинания, пусть даже всемирного масштаба, очень и очень непросто. Остается одно – тщательное выполнение намеченного: с надеждой и высокой целью